Previous Entry Share Next Entry
Воспоминание первое: Как съезд КПСС поменял мою жизнь
mar_at
Весну 86 года я встретил на гауптвахте в городе Сортавала, в Карелии. Я заканчивал службу на точке в поселке Каалама и делал это с присущим мне блеском и шармом, то есть сидя в бетонной одиночке в ожидании трибунала. Не испытывая от этого особых расстройств (адский холод ревниво не позволял ощущать что то еще, кроме него) я потихоньку занимался единственным доступным развлечением - перечитывал две странички из газеты "Красная Звезда", великодушно предоставленные мне замполитом (или как там эта тварь называлась). Причем делал это, стоя, как и положено красноармейцу и советскому человеку при чтении программных документов партии. Я бы, конечно, предпочел возлежать на чем то мягком, но мое мнение никого вокруг не интересовало - сказано "нары должны пристегиваться к стене в 6 утра и отстегиваться в 11 вечера" и не жжужи. 
И вот, читаю я в двадцать седьмой раз этот бред и вдруг что то резко царапает по мозгу. Вернулся немного назад, перечитал абзац. Это была речь молодого генсека, еще не знающего, что его скоро станут ненавидеть на одной шестой части суши и забудут на пяти остальных. 
Можно было бы поднять эту речь и найти тот абзац, но не вижу особого смысла,
Суть в том, что абзац этот полностью перевернул мое представление об окружающем мире и моем месте в нем. До него я был молодым дембелем, думающем только о том, в какой парадке уйти домой и как избежать серьезного приговора за месячную самоволку. После него, я стал волком, вышедшем на охоту и заметившим жертву.
Еще почти никто в СССР не понимал, что произошло. Но мой мозг, запертый в бетонной коробке с сырыми стенами, отделанными под шубу, лишенный всякой связи с внешним миром, доступа к какой то информации, которую он мог бы обрабатывать, вытащил из невнятного бормотания, которое положено было пропускать мимо ушей, приговор политическому и экономическому строю одной из величайших империй в истории человечества.
И это понимание было настолько острым и пронизывающим, что я лег на мокрый, холодный пол и спокойно заснул, зная - скоро все у меня будет хорошо. Или точнее - скоро все у меня будет.

?

Log in